Информационно-справочные материалы

Из истории пожарного дела

Спросите любого ленинградца-блокадника, помнит ли он про пожар на Бадаевских продовольственных складах, и он вам обязательно расскажет, как это было. Наверное, не все в этих рассказах будет совпадать, да и просто не все будет рассказано так, как было в действительности. Не судите их за это строго. Каждый расскажет про пожар то, что о нем запомнил, но, думаю, что все они обязательно вспомнят, как собирали после пожара землю, пропитанную сахаром, и обязательно добавят: «Если бы не этот пожар, не сгорели бы продукты, не было бы такого страшного голода в городе и как много людей осталось бы в живых». Конечно, продуктов на складах было не так много, но тому, кто пережил горечь потерь, можно простить любые догадки.

Спустя десять лет после пожара на Бадаевских складах мне самому довелось тушить пожар. Это случилось на срочной службе в армии в войсках ПВО.

После моего прибытия в часть в октябре 1950 г. и назначения в пожарную команду у нас сразу же начались занятия по противопожарной подготовке. Учебные пожарные тревоги были по 2-3 раза в неделю. В День Советской Армии 23 февраля 1951 г. пожарная команда находилась в состоянии повышенной готовности. Только закончился обед, как прозвучал сигнал боевой тревоги. Дежурный пожарный сообщил, что горит артиллерийский цех. Пожарный расчет в считанные секунды занял места на автомобиле в соответствии с боевым расписанием, я завел двигатель, но все-таки не верилось, что объявленная тревога действительно боевая. Метров через 300 стал виден огромный столб дыма. Сердце тревожно екнуло и скользнуло куда-то в пятки: пожар-то настоящий.

Через 2~3 минуты я развернул машину задом к водоему, пожарные мгновенно проложили рукава, я подал воду, дал полный напор и… понял, что наших двух стволов мало, нам с огнем не справиться. Огонь распространялся с невероятной быстротой, охватывая все большую площадь. Из цеха успели выкатить несколько 85-миллиметровых зенитных орудий и ПУАЗО (прибор управления артиллерийским зенитным огнем), вынесли кое-какую мелочь из оборудования, инструментов. Огонь захлестнул все выходы. Раздалась и много раз была повторена команда: «Ствольщики! Воду на выходы! Личный состав — покинуть цех!»

Спаслись все, но и вода в водоеме кончилась. Она была в других водоемах, но… через считанные минуты, как только кончилась вода, замерзли все рукава, включая запасные. Мороз был ниже 25 градусов. А огонь полыхал. Еще через несколько минут примчался из соседней воинской части ГАЗ-51 с одноосным прицепом, на котором находился пожарный насос. Его установили на второй водоем и подали воду. Водитель и ствольщик — вся команда. Водитель находился при насосе, я ему помогал, а ствольщик еле справлялся со стволом, так силен был напор воды. «Помогите ствольщику!» -орал я. Вокруг горящего цеха было полно народу, но почему-то никто не обращал внимания ни на меня, ни на ствольщика. Внимание всех приковали четыре прибывших гражданских пожарных автомобиля из г. Борисова.

Было понятно, что цех уже не спасти, но нельзя было допустить, чтобы огонь перекинулся на соседние цехи. Надежда была на гражданских пожарных, поэтому и внимание всех было приковано к ним. А я не отрывал взора от ствольщика. И не зря. Не удержав ствол, он упал. Я бросился к нему, вдвоем мы подняли ствол, направили его на окно, из которого вырывались особенно длинные языки пламени. Они почти доставали до ПУАЗО, который выкатили из цеха в самом начале пожара и почему-то бросили у злополучного окна. Мы со ствольщиком направили струю на окно. Огонь притих, но через минуту стал выбиваться из-под окна. Было видно, как за окном горит какой-то предмет и языки пламени выбиваются из-под него. Не сговариваясь, мы со ствольщиком подтянули ствол, влезли в окно и стали заливать горящий предмет. В это время сверху оторвалась не очень толстая горящая балка и прижала мне ногу.

Накануне я получил письмо от жены, где она писала, что со дня на день ложится в родильный дом. Мы оба ждали, что у нас родится сын. В сознании промелькнули картины прошлого и пронзила мысль: «Сына не увижу!» Ствольщик сумел направить струю на меня и заорал: «Помогите!» Он попеременно направлял струю на меня и в проем окна.

Кто были те двое, что выхватили меня из окна, и как это им удалось, я так и не узнал. Ватник и ватные брюки на мне, промокшие насквозь, очень скоро покрылись ледяной коркой. Двигаться я не мог. Товарищи из моей пожарной команды помогли мне добраться до казармы, переодеться. По дороге в казарму нас обогнал ГАЗ-51 с пожарным прицепом. Из кабины мне помахал ствольщик. Вода во втором водоеме кончилась, рукава замерзли, и наши помощники возвращались к себе. А ни один из четырех гражданских пожарных автомобилей подать воду не смог. Цех сгорел дотла. Но, к счастью, все люди остались целы, другие цехи не пострадали.

Я вернулся к своей машине, перегнал ее в гараж и отправился в санчасть. Только тогда почувствовал, как болит обожженная нога.

Десять дней я провалялся в кровати с ожогом, след от которого сохранялся на ноге несколько лет. За эти десять дней о чем только я не передумал. И конечно же, вспоминал пожар на Бадаевских складах.

Очень мне стало интересно узнать, какими были первые пожары и как люди научились их тушить. Но в нашей армейской библиотеке таких книг не было. Спустя много лет мое желание осуществилось — я организовал в школе, где работал, дружину юных пожарных, и вместе с ребятами мы прочли много интересного о пожарах и о борьбе с огнем.

Пожары на Руси

С древнейших времен человек поклонялся огню. Огонь стал его другом и врагом. По древнему преданию, в ящике Пандоры хранилось все зло, страдания и несчастья людей. Вероятно, там были и пожары -беды, которые превосходили воображение людей. Один лишь пожар, уничтоживший Александрийскую библиотеку, самое богатое книжное собрание античности, насчитывавшее 700 000 папирусных свитков, по мнению современных историков, приостановил развитие цивилизации на несколько веков — слишком многое пришлось узнавать и открывать заново. А сколько еще было пожаров, унесших невозвратимые ценности! До появления письменности ужас, горе и боль от пожаров породили немало образов в былинах, песнях и сказках. Первые летописи не обходились без упоминаний о гибельной силе огня: «.. .погоре град, погоре церъковъ… пожар велъми был страшен… а всех душ сгорело 3315…».

Перечислить пожары, хотя бы самые крупные, попавшие в летописи и другие исторические документы, дело практически неосуществимое — слишком уж их много было.

Очевидно, как только человек покинул пещеры и стал строить хижины, ему сразу же пришлось задуматься, как спасти их от огня. Поняв непримиримость воды и огня, научившись заливать водой небольшие пожары, люди стали строить свои первые поселения по берегам рек и озер.

Древнюю деревянную Русь беспощадно выжигали стихии в виде грома и молнии, жгли инородческие враждебные племена и завоеватели, жгли сами князья в междоусобных войнах. Летописи сохранили описания целого ряда опустошительных пожаров. Пожары и войны превратились в мощное орудие борьбы с врагами.

Княгиня Ольга в 946 г. сожгла в бане древлянских послов. По преданию по ее же приказанию город Искоростень был сожжен дотла при помощи голубей и воробьев. Осажденный город по требованию Ольги в виде дани передал пернатых птиц. Княгиня превратила их в орудие мести за убитого древлянами мужа. Выпущенные на свободу с привязанной к ногам зажженной паклей с серой птицы прилетели обратно в свои гнезда и подожгли город.

В 1017 г. Ярослав «ввоиде в Киев, и погореша церкви».

В 1063 г. в Новгороде случилось чудо: река Волхов в продолжение пяти дней текла назад. Это послужило зловещим предзнаменованием: «на четвертое лето погоре весь город».

Некоторые города сгорали почти полностью по нескольку раз.

Ипатьевская летопись, например, отмечает, что Владимир в 1183 г. почти весь сгорел. В этой же летописи говорится, что во время крупного пожара в городе в 1193 г. погибли более 500 человек. В 1199 г. пожар уничтожил половину города. Через 30 лет г. Владимир снова постигло несчастье — от крупного пожара в 1229 г. пострадало много строений, не уцелел и княжеский дворец. Особенно сильный пожар произошел в 1491 г.

Не обошли опустошительные пожары и Москву.

В XV в. выделяется «великий пожар», случившийся в среду 14 июля 1445 г. Он возник ночью в Кремле. Сгорели не только все деревянные строения, но даже «каменные церкви распадались и рушились от невыносимой жары». Во время этого пожара погибло множество людей, сбежавшихся под защиту кремлевских стен из окрестных городов, сел и деревень из-за боязни нашествия.

Тушение пожаров в Москве и других городах Древней Руси было делом настолько сложным и ответственным, что на них выезжали «большие бояре». Это обуславливалось главным образом опасностью пожаров для города и необходимостью привлечения для борьбы с огнем очень большого количества людей. В тушении пожара 1652 г. приняли участие 25 000 стрельцов и других людей, и все же сгорело 400 домов. Несомненно, пожар мог получить гораздо большее развитие, если бы ему не противостояла столь мощная и организованная сила.

Противопожарные меры от Ивана III до «Наказа о Градском благочинии»

Когда пожары стали тормозом экономического развития, власти вынуждены были принять определенные меры защиты от огня. Отсутствие каких-либо пожарных снарядов (средств) делало эту защиту почти невозможной, поэтому приходилось в то время ограничиваться лишь предупредительными мерами.

Великий князь Иван III, во главе царской дружины участвовавший в тушении пожара в Москве в 1472 г. и проявивший себя, несмотря на тяжелые ожоги, «зело хоробрым», немедленно велел воздвигнуть себе каменный терем и решил принять первые противопожарные меры. В 1504 г. состоялось распоряжение, которым в Москве предписывалось не топить летом изб и бань без крайней надобности; не держать по вечерам в доме огня; кузнецам или ремесленникам, которым нужен огонь, заниматься своим делом вдали от жилых зданий. Установлен был полицейский надзор за городом в лице обывателей и особых караульных.

Указом Ивана III вся Москва была разделена на заставы, и по концам улиц были поставлены решетки-рогатки, а у каждой решетки обязаны были дежурить сторожа, получившие название решетчатых приказчиков. Решетчатые сторожа несли охранную службу вместе с обывателями, которые должны были от каждых 10 дворов выслать к каждой решетке патрульного в помощь решетчатому приказчику. В обязанности приказчиков вошло наблюдение за тем, «чтобы бою, грабежу корчмы и табаку, никакого воровства не было, чтобы воры нигде не зажигали, не набросали бы огню, не накинули ни со двора, ни с улицы».

Первая пожарная команда в Москве была создана в двадцатых годах XVII столетия. Вначале численностью 100 человек. С 1629 г. — 200, а в летнее время нанимали дополнительно еще 100 человек.

В 1649 г. официальный свод законов России пополнили «Наказ о Градском благочинии» царя Алексея Михайловича и Соборное уложение. В «Наказе» перечислялись меры, нацеленные на то, чтобы в Москве «от огня и от всякого воровства бережены было великое». И в заключение предусматривалась строгая ответственность за нарушение установленных правил противопожарной защиты, вплоть до смертной казни виновных в возникновении пожаров: «...чьим небереженьем от кого учиниться пожар: и тому от Государя быть казнену смертию».

Уложение — свод законов Русского государства -наряду с другими сторонами жизни касался и пожаров.

В Петровскую эпоху

Серьезный толчок развитию профилактических мер по предотвращению пожаров дал Петр I.

На всю жизнь он сохранил в памяти страх перед огненной стихией. Еще в детстве потрясенный зрелищем пожаров во время стрелецких бунтов, Петр до конца дней своих неустанно следил за пожарной безопасностью, издавал документы и подавал личный пример активного участия в борьбе с огнем.

В 1712 г. Петербург становится новой столицей российского государства. Этим подчеркивалась выдающаяся роль, которую должен был сыграть город в истории страны.

Строительство Петербурга и перенесение столицы на берега Невы, по существу, стало важнейшей реформой Петра в первой четверти XVIII в. Как и другие преобразования, строительство Петербурга содействовало введению в России новых порядков в пожарном деле.

Стремление к новым порядкам прослеживается уже в самой манере застройки города. Желание строить город по определенному плану, строжайшая регламентация всего строительства с соблюдением всевозможных мер предосторожности от огня, мероприятия по городскому благоустройству имели целью сделать столицу идеальным городом и придавали Петербургу новые черты, отличавшие его от других российских городов. Жители Петербурга должны были поселяться в определенных, специально отведенных им местах, строить и благоустраивать свои жилища по определенным образцам, участвовать в выполнении многочисленных, в том числе и пожарных повинностей.

До 1711 г. в строительстве Петербурга был период почти исключительно деревянного строительства. Население предупреждалось об осторожности при обращении с огнем. Жителям города предписывалось: в ветреную погоду не топить изб и бань; не разводить огонь без крайней необходимости; летом не топить печи в домах; для варки пищи строить так называемые поварни на огородах и пустырях; не держать по вечерам в доме огня; кузнецам или ремесленникам, которым нужен огонь, заниматься своим делом вдали от жилых зданий и т.д.

Жители нового города должны были соблюдать правила предупреждения пожаров, обязательные для всех и обнародованные еще в прежнюю эпоху в «Наказе о Градском благочинии» и Уложении царя Алексея Михайловича. Были предприняты и первые шаги к проведению мероприятий капитального характера. Так, 24 июня 1705 г. был издан приказ А.Д. Меншикова, которым предписывалось: «которое строение вновь заложено от Адмиралтейства в 60 саженях, то все отнести и впредь, что надлежит строение от Адмиралтейского двора в 150 для чего, чтобы от пожару Адмиралтейскому двору было безопасно».

Впоследствии, 29 октября 1707 г., Петр I лично осмотрел местность вокруг Адмиралтейства для указания, какие постройки «страха пожарного для» сломать. После чего последовало приказание снести еще несколько ближайших к Адмиралтейству построек (солдатские бани, караульные и солдатские избы). Таким образом, вокруг Адмиралтейства сразу же при его строительстве создавалась противопожарная зона.

В 1709 г., после Полтавской победы Петр получает возможность сосредоточить свое внимание на строительстве будущей столицы. Главное внимание он и его правительство уделяют упорядочению застройки города и повышению его пожарной безопасности за счет строгой регламентации и настойчивого внедрения противопожарных мероприятий, которые определялись специальными указами. Начиная с 1710 г. и особенно с 1714 г. царские указы следуют один за другим. Все строительство в новой столице было подчинено целому ряду правил и регламентировалось специальным Указом «О построении домов в Санкт-Петербурге с соблюдением всевозможных предосторожностей от огня». В 1718 г. объявляется «подлинный его Царского Величества Указ за собственный его Величества рукой», который требовал:

«Чтобы печи делали с фундаментом, а не на полах.

Чтобы угол, где печь, вырублен был и фута на два кирпичом от конца отрубленных стен до печи, заделаны были.

Чтобы трубы были так широки, чтобы человеку пролезть было мочно. Кровли чтоб были черепицею, дерном или гонитами крыты, а не досками или дранью».

 

За невыполнение или нарушение установленных царскими указами противопожарных правил в Петербурге строго взыскивали и нередко подвергали суровым наказаниям. Так, лица, осуществляющие надзор за исполнением противопожарных правил, имели право ломать кровли и печи домов, сделанных «не по указу», за нарушение правил стоянки судов в гавани их владельцев могли лишить корабля и товара. Съемщик квартиры, виновный в том, что он неумышленно сжег двор, был обязан уплатить хозяину его стоимость.

Развитие профилактических мер, тем не менее, не создало надежного щита на пути огненной стихии. А такой щит был необходим.

Противопожарные мероприятия в городе проводились в двух направлениях: предупреждение пожаров и организация их тушения. Совершенствование этих направлений в последующие годы XVIII в. привело к зарождению профессиональной пожарной охраны города.

Большое внимание Петр и его правительство уделяли расширению огнестойкого строительства. С 1712 г. в городе запрещается строительство деревянных домов. Кроме каменных, разрешалось строительство только глинобитных (на манер украинских хат) домов. Но и этот так называемый «мазанковый период» был коротким эпизодом в строительстве

Петербурга. Уже осенью 1714 г. Петр решил начать интенсивное строительство каменных домов. К этому времени Канцелярии городовых дел удалось наладить производство кирпича, однако не хватало опытных каменщиков. И Петр, никогда не останавливавшийся перед применением крайних мер для достижения своих целей, указом от 9 октября 1714 г. запретил строительство каменных домов во всей стране, кроме Петербурга. И все же Петру не удалось сделать Петербург каменным городом. Выполнить эту грандиозную задачу за такой короткий срок в ту эпоху было практически невозможно. Однако в результате принятых мер число каменных домов, построенных в новой столице, было довольно велико. Все дома строились «с соблюдением возможных предосторожностей от огня*.

Большое внимание Петр уделял обеспечению города пожарным водоснабжением. За короткое время между 1715и1722гг. были прорыты каналы, общая длина которых исчислялась многими верстами..

20 июня 1723 г. в результате отсутствия близких источников воды не удалось потушить пожар на Васильевском острове. Чтобы избежать подобных случаев в дальнейшем, указом Петра предписывалось в течение одного месяца выкопать силами жителей несколько прудов и колодцев на тех местах, где предполагалось проводить в будущем каналы. Одновременно во всех частях города предусматривалось разместить «трусы, щиты, заливные трубы и крюки, и вилы, и что надлежит для охранения от оного случая*.

18 марта 1721 г. генерал-полицмейстер Девиер обратился в Сенат с «доношением» о некотором упорядочении пожарного дела в столице. Он писал о необходимости закупки в Голландии четырех «пожарных заливных труб медных с рукавами*. Но труб было, по-прежнему, мало. Назрела необходимость изготовления отечественных насосов и подготовки своих мастеров. В 1724 г. российский предприниматель Шапошников создает завод по производству насосов.

Сознавая важность технических средств, Петр лично занимается испытанием нескольких пожарных «огнегасительных труб». Он думает о покупке секрета, как пожарные рукава делать. Вместе с ним работают Я. Батищев, И. Посошков, А. Нартов и другие выдающиеся русские механики. Среди его бумаг сохранились рисунки, на одном из которых изображена «огнегасительная бочка». Царь готовился к испытаниям нового способа тушения пожаров с помощью взрыва.

Наряду с крупными мероприятиями по ускоренной застройке города Петр уделял большое внимание его благоустройству. По сведениям иностранного дипломата Вебера в 1716 г. улицы «во всем обширном Петербурге» были уже сплошь вымощены камнем. Не меньшее значение для городского благоустройства имело уличное освещение. Петербург был первым российским городом, в котором было устроено регулярное освещение улиц. Все это облегчало доставку пожарных труб и другого инструмента к месту пожара в любое время суток.

Для благоустройства Петербурга важнейшее значение имели также мероприятия по озеленению улиц. Каждый домовладелец обязан был посадить лиственные деревья перед своим домом или это делала за его счет полиция. В Петербурге Петровской эпохи было много садов, которые зелеными островами разделяли строения на своего рода микрорайоны и отделяли огнеопасные заводы и фабрики от жилых домов. До нашего времени сохранился всего лишь один такой сад — Юсупов. Наряду с улучшением внешнего облика города это способствовало ограничению распространения огня при возникновении пожаров.

Специальными указами и другими нормативными актами Петр расширяет перечень мер пожарной безопасности режимного характера. Так, в целях предупреждения пожаров от свечей разрешалась их установка только перед иконами и только в слюдяных или стеклянных фонарях. Топить печи и бани разрешалось один раз в неделю, а трубы чистить предписывалось ежемесячно и у каждой печной трубы ставить кадки с водой. Датский посланник в Петербурге Юст Юль был удивлен тем, что «в России чистка печных труб считается самым обычным делом, которым никто не брезгает, как, например, в Дании».

Петр не забывал и о противопожарной защите судов. Оказывая особое внимание и заботу своему флоту, царь собственноручно пишет указы и распоряжения. В 1710 г. он утверждает особые артикулы и инструкции для охраны своего детища от пожаров. Ходить по кораблю с огнем разрешалось только по поручению капитана. Без его ведома запрещалось привозить на корабль тюфяки, мешки с сеном и другие легковоспламеняющиеся материалы и вещества. Курение разрешалось только между большой мачтой и фок-мачтой и под наблюдением офицера. Строго был ограничен и доступ в пороховые погреба — заходить туда разрешалось только пушкарям. По регламенту 1725 г. шкиперы торговых кораблей обязаны были до выхода в гавань выгружать порох и другие легковоспламеняющиеся товары. В самой гавани для этих судов была предусмотрена отдельная стоянка «в дальнем расстоянии от других кораблей».

Петровские мероприятия по регламентации городской застройки, четкая планировка, прямые и широкие улицы, застроенные домами, поставленными в линию, хорошее архитектурное оформление зданий, большое число каменных домов и соблюдение разных мер пожарной предосторожности — все это были черты, отличавшие Петербург от других городов России и ограждавшие его от пожаров.

Угроза возникновения опустошительных пожаров, свирепствовавших в других городах России, заставляла предусматривать в Петербурге помимо предупредительных мер и меры для внезапных пожарных случаев.

Пожарная охрана новой столицы была возложена на всех жителей города. Люди среднего достатка несли эти повинности сами, а «особы знатные» высылали своих слуг.

Согласно укоренившимся на Руси требованиям «Наказа о Градском благочинии», состоятельные люди Петербурга держали в своих дворах по одной водоналивной трубе, а бедные по трубе с пяти дворов. Эти трубы изготавливались в Москве на специально созданной для этих целей фабрике «Заливные трубы». Они представляли собой ручной насос, состоящий из трубы с наконечником, в которой плотно двигался поршень. Длина такой трубы достигала 1 м. Ее изготавливали из листовой меди и дерева. Вода в трубу заливалась сверху ведрами. При помощи такой трубы можно было подавать воду в виде струи на расстояние 6-7 м. Хотя их эффективность была слишком низкой, да и таких труб в те годы было немного, но, по свидетельствам очевидцев, они способствовали предотвращению распространения огня. Так, А.Д. Меншиков в своем письме к адмиралу Ф.М. Апраксину по поводу большого пожара, возникшего 28 июня 1710г.,писал: «...вчерашнего числа после полудни в 11 часу загорелось при Санкт-Петербурху на рынке, и все ряды против города без остатка выгорели». Хорошо, что ветер был не в сторону площади, а если бы он дул на город, «то бы не без великой напасти, понеже и так через великую силу ворота и мост, а наипаче корабли насилу устояли, ибо ворота трижды загорались и ежели б не ускорили привезти заливных труб, то не без трудности было».

В 1712 г. пожарные трубы Адмиралтейства были отданы в ведение капитана адмиралтейского батальона Путоровского. В случае пожара морские батальоны должны были приходить с этими трубами. С 1713 г. сигналом пожарной тревоги для войск стал выстрел из пушки. По этому же сигналу под руководством своих старших выходили на пожар и адмиралтейские рабочие.

Устав адмиралтейской коллегии 1722 г. внес дальнейшие улучшения в дело организации пожарной службы: 1/7 людей Адмиралтейства должна была ночевать не в своих домах, а на месте работ. Так была создана постоянная пожарная вахта. Во время пожара поднимались на ноги все люди Адмиралтейства и приходили с положенным для них противопожарным оборудованием. В случае пожара вне Адмиралтейства лишь третья часть дежурящих посылалась для тушения, остальные продолжали оставаться на месте своих работ.

В гавани размещалось шесть пожарных насосов с выкидными шлангами и медными стволами (брандспойтами, как они тогда назывались), которые были закуплены за границей. С их помощью можно было подавать воду на расстояние (хотя и сильно ограниченное) и заливать очаги горения водяными струями. В России такие насосы стали называть «заливными пожарными трубами». Они были трех видов: большие, средние и малые. Производительность большой трубы — 18 ведер в мин; средней — 15; малой — 12 (соответственно 216, 180 и 144 л в мин). К большой и средней трубам полагались рукава длиной 40 м, к малой — длиной 16 м.

С созданием в 1711 г. взамен стрелецкого войска регулярных полков они также стали привлекаться для охраны города от огня. Для оснащения военного гарнизона сенат выделил различные инструменты: топоры, ведра, кошели, веревки, водоналивные трубы и др. С этого же года для борьбы с пожарами стали выделяться караулы и патрули из состава воинских подразделений, ас1716г- караулы выставлялись жителями города по пять человек в сутки от каждых 100 дворов. Устанавливая порядок ночного караула, Петр предписывал: «надлежит для воров какое-нибудь ружье, а для пожаров иметь: ведра, топоры, войлочные щиты, лестницы, деревянные трубы (насосы), а в некоторых сборных местах крюки и парусы и большие водоливные трубы, и чтоб караульщики по ночам ходили по улицам с трещетками, как обычно в других странах».

Профилактика детского травматизма

Родители для детей  всегда являются авторитетом и примером для подражания.

Основные черты, характеризующие детский травматизм, – распределение по полу и возрасту, видам травматизма – остаются постоянными на протяжении последних 20-30 лет.  В целом у мальчиков травмы возникают в 2 раза чаще, чем у девочек.

В структуре детского травматизма преобладают бытовые травмы (60–68%). Причем у детей до 7 лет они составляют около 80% всех повреждений.  При этом 78% травм дети получают во дворах, на улицах и только 22% – в помещениях.

Проранжировав причины детского травматизма, мы выявили следующее:

На первое место по частоте встречаемости вышли следующие травмы: порезы, уколы разбитым стеклом или льдом, сухими ветками, сучками на деревьях, кустарниках, занозы от палок, деревянных лопаток и игрушек, досок, ушибы при катании на велосипедах, самокатах, качелях и каруселях, лыжах, салазках, ледянках; травмирование при катании на ногах с ледяных горок, на санках, во время перемещения в гололедицу по скользким дорожкам, наружным ступенькам, площадкам, не очищенным от снега и льда и не посыпанным песком;

На второе место по частоте встречаемости – травмирование во время игр на неочищенных от снега и льда площадках; торчащими из земли металлическими или деревянными предметами, невысокими пеньками сломанных деревьев на площадках для подвижных игр, а так же при наличии ямок и выбоин на участке;

На третьем месте – травмы при прикосновении в морозный день к металлическим конструкциям лицом, руками, языком; падение с горок, «шведских стенок» в случае отсутствия страховки воспитателя; травмирование от падающих с крыш сосульках, свисающими глыбами снега в период оттепели;

На четвертом месте– травмирование от неприкрепленной мебели в группах;  травмирование при ДТП.

Профилактические мероприятия, направленные на предупреждение и снижение детского травматизма  проводятся целенаправленно, исходя из вышеперечисленных причин и обстоятельств возникновения травм. Каждой возрастной группе присущи свои наиболее типичные причины повреждений и травмогенные ситуации.

Так, различные колющие и режущие предметы (ножницы, спицы, остро отточенные карандаши, иголки, ножи, вилки) при неумелом их использовании причиняют серьезные травмы детям всех возрастов.

Для малышей до 4-летнего возраста наиболее опасны мелкие предметы, которые взрослые оставляют на виду или, что еще хуже, дают их детям поиграть. Яркие бусинки, блестящие монеты, разноцветные пуговицы, кнопки могут причинить большой вред, если ребенок засунет их в рот, нос, уши…

В ясельном возрасте (1–3 года) основные двигательные навыки (ходьбы, лазания) еще находятся в стадии становления, поэтому развитием навыков, а также умением ориентироваться в окружающей обстановке, предвидеть опасность и обусловлены основные воспитательные меры воздействия для профилактики травматизма в этом возрасте.

Изменяется характер повреждений: уменьшается количество ожогов, увеличивается доля ран, ушибов, растяжений. Нередки и электротравмы. Основной причиной несчастных случаев остается недосмотр  взрослых.

Профилактика  травматизма у детей

Детский травматизм и его предупреждение – очень важная и серьезная проблема.

Несмотря на большое разнообразие травм у детей, причины, вызывающие их, типичны. Прежде всего, это неблагоустроенность внешней среды, халатность, недосмотр взрослых, неосторожное, неправильное поведение ребенка в быту, на улице, во время игр, занятий спортом. Естественно, возникновению травм способствуют и психологические особенности детей: любознательность, большая подвижность, эмоциональность, недостаток жизненного опыта, а отсюда отсутствие чувства опасности.

Взрослые обязаны предупреждать возможные риски и ограждать детей от них.

Работа родителей по предупреждению травматизма должна идти в

2 направлениях:

  1. Устранение травмоопасных ситуаций;
  2. Систематическое обучение детей основам профилактики травматизма. Важно при этом не развить у ребенка чувства робости и страха, а, наоборот, внушить ему, что опасности можно избежать, если вести себя правильно.

Наиболее часто встречающийся травматизм у детей – бытовой.

Основные виды травм, которые дети могут получить дома, и их причины:

-ожог от горячей плиты, посуды, пищи, кипятка, пара, утюга, других электроприборов и открытого огня;

-падение с кровати, окна, стола и ступенек;

-удушье от мелких предметов (монет, пуговиц, гаек и др.);

-отравление бытовыми химическими веществами (инсектицидами, моющими жидкостями, отбеливателями и др.);

-поражение электрическим током от неисправных электроприборов,обнаженных проводов, от  втыкания игл, ножей и других металлических предметов в розетки и настенную проводку.

Падения

Падение — распространенная причина ушибов, переломов костей и серьезных травм головы. Их можно предотвратить, если:

-не разрешать детям лазить в опасных местах;

-устанавливать ограждения на ступеньках, окнах и балконах.

Порезы

Разбитое стекло может стать причиной порезов, потери крови и заражения. Стеклянные бутылки нужно держать подальше от детей и младенцев. Нужно учить маленьких детей не прикасаться к разбитому стеклу.

Ножи, лезвия и ножницы необходимо держать в недоступных для детей местах. Старших детей надо научить осторожному обращению с этими предметами.

Можно избежать многих травм, если объяснять детям, что бросаться камнями и другими острыми предметами, играть с ножами или ножницами очень опасно.

Острые металлические предметы, ржавые банки могут стать источником заражения ран.

Ожоги

Ожогов можно избежать, если:

-держать детей подальше от горячей плиты, пищи и утюга;

-устанавливать плиты достаточно высоко или откручивать ручки конфорок, чтобы дети не могли до них достать;

-держать детей подальше от открытого огня, пламени свечи, костров, взрывов петард;

-прятать от детей легковоспламеняющиеся жидкости, такие, как бензин, керосин, а также спички, свечи, зажигалки, бенгальские огни, петарды.

Удушье от малых предметов

Маленьким детям не следует давать еду с маленькими косточками или семечками. За детьми всегда нужно присматривать во время еды. Кормите ребенка измельченной пищей.

Кашель, шумное частое дыхание или невозможность издавать звуки — это признаки проблем с дыханием и, возможно, удушья. Следует убедиться, что с ребенком все обстоит благополучно. Если у него затруднено дыхание, нельзя исключить возможность попадания мелких предметов в дыхательные пути ребенка, даже если никто не видел, как ребенок клал что-нибудь в рот.

Отравления

Ядовитые вещества, медикаменты, отбеливатели, кислоты и горючее, например керосин, ни в коем случае нельзя хранить в бутылках для пищевых продуктов — дети могут по ошибке выпить их. Такие вещества следует держать в плотно закрытых маркированных контейнерах, в недоступном для детей месте.

Отбеливатель, яды для крыс и насекомых, керосин, кислоты и щелочные растворы, другие ядовитые вещества могут вызвать тяжелое отравление,поражение мозга, слепоту и смерть. Яд опасен не только при заглатывании, но и при вдыхании, попадании на кожу, в глаза и даже на одежду.

Лекарства, предназначенные для взрослых, могут оказаться смертельными для детей. Медикаменты ребенку нужно давать только по назначению врача и ни в коем случае не давать ему лекарства, предназначенные для взрослых или детей другого возраста. Хранить медикаменты необходимо в местах недоступных для детей.

Неправильное применение и передозировка антибиотиков могут привести у маленьких детей к глухоте.

Поражение электрическим током

Дети могут получить серьезные повреждения, воткнув пальцы или какие-либо предметы в электрические розетки; их необходимо закрывать, чтобы предотвратить поражение электрическим током. Электрические провода должны быть недоступны детям — обнаженные провода представляют для них особую опасность.

!!!Очень важно для взрослых – самим правильно вести себя во всех ситуациях, демонстрируя детям безопасный образ жизни.  Не забывайте, что пример взрослого для ребенка заразителен!